Политика США в Японии

В Японии установлена абсолютная диктатура главнокомандующего американскими оккупационными войсками Макартура, который справедливо считается одним из проводников наиболее реакционного и откровенно империалистического курса в американской политике. Благодаря этому он даже фигурировал — правда, очень недолго — в качестве кандидата на пост президента США. Но слишком откровенная империалистическая позиция, повидимому, сделала его неприемлемым даже для правой республиканской партии и его кандидатура отпала уже на предварительных выборах.

Некоторые склонны изображать Макартура как инициатора той разнузданной антисоветской «политики силы», которая восторжествовала в США после смерти Рузвельта.
Газета американских оккупационных войск в Японии «Старс энд страйпе», проходящая строгую военную цензуру, с удовлетворением отмечала это «достижение» своего главнокомандующего. 23 февраля 1947 г. она писала:
 «Успех его [Макартура] отпора [Советскому Союзу] имел далеко идущие последствия и привел к резкому повороту США против русского наступления в Европе и Азии».
Профессор Коулгров, перу которого принадлежат эти строки,— советник Макартура по составлению новой \’ японской конституции и один из немногих, получивших аудиенцию у японского императора Хирохито.
Хотя мнение профессора о Макартуре как об одном из вдохновителей реакционного курса американской внешней политики и справедливо, однако имеются документы, свидетельствующие, что истинными вдохновителями политики Макартура являются японские фашисты. Об этом говорит письмо Мамору Сигсмицу — бывшего министра иностранных дел Японии, фигурировавшего вместе с премьер-министром Тодзио в списках военных преступников. Сигсмицу рассказал, что посетил Макартура 3 сентября 1945 г. и изложил свой взгляд на то, какой политике, по его мнению, должны следовать оккупационные власти. «Макар-тур сказал,— пишет Сигсмицу,— что он учтет мои предложения. Не знаю, насколько высказанные мной взгляды повлияли на него. Тем не менее я считаю, что линия поведения оккупационных властей совпадает с моими предложениями. Это накладывало на меня большую ответственность и доставляло мне беспокойство. Сегодня же [осенью 1946 г.] мои опасения полностью исчезли».
Оставим открытым вопрос о том, в какой мере бывший японский министр иностранных дел оказал влияние на политику Макартура. Во всяком случае весьма показательно, что такой крупный военный преступник, как Сигемицу, выразил свое удовлетворение ходом оккупации Японии.
С самого начала оккупации японцы проводят политику планомерного подкупа оккупационных войск. На роскошных банкетах, где в распоряжение пирующих предоставляется все, вплоть до «бесплатных» девушек, высказываются такие мнения: «Япония никогда не вела войны против Китая; она боролась только против коммунизма». Оплачивают эти пиршества богатые купцы.
Политика, которую желали проводить японские правители, оставшиеся на своих постах и после войны, сводилась, с одной стороны, к подавлению рабочего движения и разгрому рабочих организаций, а е другой — к сохранению дееспособности крупных концернов — дзай-бацу. На этом они основывали свои надежды на восстановление в недалеком будущем господствующего положения Японии на Дальнем Востоке.   
Те же цели преследовала и политика Макартура. Вначале был укреплен пошатнувшийся трои. Оккупационные власти заявили, что микадо необходим для поддержания законности и порядка. Поскольку же сохранялся трон, нельзя было, естественно, затронуть и феодально-фашистской структуры японского общества, на которой этот трон держался.
 

Поиск по сайту

Статьи