Репрессии против студентов

Массовые исключения из университетов и аресты тысяч студентов по всей стране только способствовали расширению борьбы и сделали ее еще более ожесточенной. Если вначале профессора склонны были считать студенческие демонстрации «опасными и радикальными», то теперь они присоединились к голосу студентов, считая, что борьба идет за интересы всей интеллигенции Китая.

С либеральными профессорами гоминдановцы поступали не лучше, чем с прогрессивными студентами. Их материальное положение было не менее отчаянным, их преподавательская деятельность была не менее ограничена, чем свобода их учеников. Полицейский террор и гоминдановская цензура грозили подавить все духовные запросы.
Студенты направляли в Нанкин многочисленные делегации и перенесли борьбу в «Центральный университет» китайской столицы — былую цитадель гоминдановского студенчества.
Как обычно, провинция больше страдала от террора, чем столица. В Кайфыне, Ханькоу, Учане и Ханчжоу имели место убийства студентов.
20 марта 1947 г. состоялась массовая демонстрация студентов перед зданием министерства просвещения, причем и на этот раз не обошлось без столкновения с полицией и солдатами. После этого студенческие организации были распущены, демонстрации и посылки делегаций в Нанкин запрещены. Однако все эти меры не достигли цели.
За первые месяцы 1948 г. выступления студентов еще более усилились. Соответственно усилился и террор. Профессора и студенты выступали теперь против полиции и правительства сплоченным фронтом.
Политика Вашингтона, направленная на восстановление Японии в качестве опорной базы американского империализма, особенно обострила ненависть студентов к гоминдановскому правительству и к США. К прежним лозунгам: «За материальную помощь студентам и профессорам», «За свободу студенческих организаций», «Против гражданской войны», «Против «четырех семейств», «За демократию, за конституционное правительство», «За вывод американских войск и против вмешательства Америки во внутренние дела Китая» — прибавился за последний год новый лозунг: «Против восстановления японской военной промышленности с помощью китайского сырья, против мирного договора, выгодного Японии и наносящего ущерб Китаю».
Этот лозунг, звучащий все громче, весьма обеспокоил государственный департамент и дипломатов США. Американский посланник в Нанкине, в прошлом профессор одного из китайских университетов, произнес речь перед студентами и предупредил их, чтобы они не выступали против американской политики в Японии.
«Если вы будете продолжать в таком же духе,— угрожал профессор-посланник,— ответственность за возможные последствия ляжет на вас!»
Страстными протестами ответили сотни преподавателей китайских высших учебных заведений и тысячи студентов на это открытое вмешательство американского дипломата во внутренние дела Китая. Американское посольство было засыпано письмами и телеграммами протеста.
В доказательство того, что они не боятся угроз насчет «возможных последствий», студенты отказались принимать какую-либо «помощь», которую они до этого получали в виде рисового пайка, выдаваемого им из фондов, полученных в счет плана Маршалла для Китая.
Более того, они организовали сбор средств, чтобы возместить Маршаллу стоимость риса, который уже был им ранее выдан. Для голодавших студентов это была большая жертва. Но они предпочитали потуже подтянуть пояс, чем продавать свои патриотические убеждения за «рис Маршалла».
В связи с частыми ночными налетами тайной полиции на университеты и арестами, когда студентов стаскивали с постелей и уводили в тюрьму, студенты организовали особую службу охраны. При приближении полиции все студенты выбегали из спален во двор, где, крепко взявшись за руки, выстраивались тесными рядами и плотно окружали тех руководителей студенческой организации, которые имели особые основания опасаться полиции. Нередко полиция уходила с пустыми руками, не имея возможности пробиться сквозь плотные ряды студентов за нужными ей людьми.
 

берцы скорпион

 

Поиск по сайту

Статьи