Восстание на Формозе

Восстание началось 27 февраля 1947 г. В это время были изданы указы, которыми правительство накладывало свою лапу на собственность мелких ремесленников и уличных торговцев, поскольку все более или менее крупные и прибыльные отрасли хозяйства уже были им захвачены. Когда гоминдановец попробовал «конфисковать» лоток с папиросами у одной старой женщины, находившиеся на улице люди бросились ей на помощь. Солдат выстрелил в толпу и убежал. Выстрелом был убит один прохожий.Это само по себе незначительное, но знаменательное происшествие вызвало в народе взрыв негодования.

Безоружные толпы нападали на своих поработителей повсюду, где только могли. Генерал Чэнь И отказался принять делегацию восставших. Вместо этого он выслал отряды полицейских, которые расстреливали толпу из пулеметов.
Спустя четыре дня остров был в руках повстанцев. Тогда губернатора охватил страх. Он срочно потребовал подкреплений и одновременно обратился по радио к населению острова с дружественными речами. Он обещал наказать виновных, провести демократические преобразования и свободные выборы и допустить местное население к участию в управлении островом.
Под руководством пользующихся авторитетом жителей Формозы были образованы комитеты, которые, поверив обещаниям губернатора, прекратили борьбу и восстановили порядок на улицах.
Генерал Чэнь И поклялся населению острова, что больше ни одна воинская часть не прибудет на Формозу, что всем раненым и семьям убитых будет «великодушнейшим образом» возмещен ущерб. Свою речь он закончил трогательными словами: «Я люблю Формозу и моих сограждан, населяющих этот остров».
Командующий жандармерией в своей публичной речи 8 марта заклинал народ не настаивать на выводе гоминдановских войск с острова. «Клянусь своей жизнью,— говорил он,— что никакие дополнительные воинские части не прибудут на Формозу! Мы согласны со всеми вашими политическими требованиями и признаем их совершенно обоснованными. Центральное китайское правительство не намерено предпринимать каких-либо репрессий против населения Формозы».
Вечером того же дня на острове высадились гоминдановские войска и началась кровавая расправа. На следующее утро генерал Чэнь И еще раз выступил с речью по радио, в которой сказал: «Население Формозы может быть совершенно спокойно. Ему нечего опасаться. Я ввел осадное положение лишь для защиты моих братьев и сестер на Формозе».
Но одновременно с губернаторским голосом, разносимым по радио, жители Формозы услышали шум от начавшихся погромов и ружейные залпы, возвестившие начало расправы карательных отрядов с населением столицы. Отчаянные крики несчастных, которых тащили в тюрьму или на расстрел, смешивались в эфире с успокаивающим голосом генерала, этого старого феодала, столь же опытного в методах подлого обмана, как и в самой безграничной жестокости.
Поуэлл рассказывает, что спустя три недели по рекам Формозы еще плыли трупы убитых граждан. Морской прибой выбрасывал на берег изуродованные тела. По острову разъезжали грузовики с солдатами, стрелявшими в каждого встречного. Студентов избивали и пытали, а затем закалывали штыками.
Один иностранец, зашедший по какому-то делу в полицейский участок, увидел, как полицейские вдруг стали стрелять из окна на улицу. На его вопрос, что случилось, начальник полиции ответил ему: «Напали коммунисты». Подойдя к двери, иностранец увидел труп молодой девушки, лежавшей на улице.
По самым скромным подсчетам, за первые дни было убито 5 тыс. человек. Арестованных было неизмеримо больше. Их время от времени расстреливали небольшими группами.
Восстание было подавлено. Но многим из восставших удалось бежать в горы и объединиться там с местными поселенцами, которых власти острова никогда не могли полностью подчинить себе.
 

casino en ligne

 

Поиск по сайту

Статьи