Полицейский террор

За забастовкой последовала новая волна массовых арестов и полицейского террора, и еще более возросла среди рабочих ненависть к гоминдановскому режиму.
Несмотря на террор, борьба рабочих, поддерживаемых борющимися крестьянами, студентами и партизанами гоминдановских районов, продолжалась. Через голову желтых профсоюзов и правительства, невзирая на полицию и гоминдановскую армию, рабочие протягивали руку своим товарищам в Освобожденных районах.

Единство рабочего класса было вновь восстановлено на шестом Всекитайском профсоюзном съезде в Харбине.
С трибуны этого съезда говорил руководитель подпольных профсоюзов гоминдановских районов, за голову которого год назад полиция Чан Кай-ши обещала награду в 20 млн. китайских долларов.
«В 1946 г. в Нанкине,— сказал он,— заработная плата квалифицированного рабочего равнялась 340 килограммам риса. Сегодня он едва ли получает 50. На многих фабриках установлен тринадцатичасовой рабочий день. Для угнетения рабочих используется хорошо организованная система шпионажа и террора. «За мелкие проступки» наказывает сам директор фабрики. Обычно в таких случаях рабочих запирают в темные камеры, настолько низкие, что человек не может в них даже выпрямиться.
Рабочие объединены в группы по пять человек, и каждый обязан отвечать за поведение всей группы. Если один из них вызовет недовольство директора, наказывают всех пятерых.
Всюду действует тайная полиция гоминдана. В рабочую среду засылаются предатели, на которых возлагается обязанность сообщать о «коммунистических происках». Каждый месяц сверх жалованья они получают недельный оклад. Если в течение трех месяцев они никого не выдадут, их лишают права на «дополнительный заработок». Поэтому каждые три месяца они выдают, по крайней мере, двух рабочих. Их жертвы исчезают, и лишь немногие возвращаются живыми. Эти немногие рассказывают страшные вещи про пытки, которым они подвергались. Сотни полицейских участков в Шанхае оборудованы специальными приспособлениями для самых жестоких пыток.
Но рабочие умеют обороняться и охранять своих вождей. Я сошлюсь на «немую стачку», проведенную недавно в Шанхае. Все рабочие одного крупного завода прекратили работу. Они не выставили никаких требований и, несмотря на угрозы, не отвечали на вопросы. Чтобы избежать жертв, они не выбрали ни своего представителя, ни делегации, которые изложили бы их требования. Они просто прекратили работу и молчали. Через несколько дней им повысили заработную плату, хотя они не «требовали» этого».
Профсоюзный руководитель закончил свою речь следующими словами:
«Когда мы покидали Шанхай, рабочие, пославшие нас в Харбин, просили нас поучиться там тому, как сами трудящиеся создают промышленное ь и руководят производством. «К моменту освобождения Шанхая,— сказали рабочие, — мы уже должны уметь руководить производством».
 

Поиск по сайту

Статьи