Выборы вице-президента

Выборы вице-президента явились подлинной карикатурой на выборы. На это место претендовали три кандидата: генерал Ли Цзун-жень — главнокомандующий войсками в Северном Китае, Сунь Фо, незадачливый сын Сунь Ят-сена и генерал Чжень Чжень. Сунь Фо пользовался поддержкой   правого   крыла   гоминдановского правительства. Однако в первых двух турах выборов Ли Цзун-жень получил большинство голосов. Перед третьим туром делегатам вручили листовки, в которых генерал Ли Цзун-жень обвинялся в подготовке государственного переворота, «в получении денег от коммунистов», чтобы покрыть свои издержки во время выборной кампании, в намерении сослать Чан Кай-ши в ссылку и в связях с Революционным комитетом гоминдана в Гонконге. Третий кандидат — Чжень Чжень — снял свою кандидатуру под давлением фашистского крыла гоминдана, предпочитавшего Сунь Фо.

В ответ на это Ли Цзун-жень также снял свою кандидатуру, заявив, что применяются «недозволенные средства давления с целью помешать свободе выборов».
Поскольку Сунь Фо, на которого указывали как на автора листовок, остался один, ему волей-неволей пришлось также снять свою кандидатуру. Согласно заявлению, сделанному им одной из гоминдановских газет, он поступил так, «чтобы пресечь слухи, появившиеся в печати». Таким образом, не осталось ни одного кандидата в вице-президенты Китая.
В конце концов, вице-президентом все же стал Ли Цзун-жень. Сложилось впечатление, что известные круги, поддерживаемые США, держали его наготове, чтобы в случае правительственного или партийного кризиса поставить его на место Чан Кай-ши. Исключительно тяжелое военное и общее положение в гоминдановском Китае вынуждало держать в резерве такого «псевдо-либерала» в качестве преемника Чан Кай-ши. 
Введение военных законов
В день, когда в соответствии с конституцией было избрано правительство, Чан Кай-ши ввел военные законы повсюду, где имелись гарнизоны (а где их не было в гоминдановском Китае?). Этим он превратил военных комендантов городов в диктаторов, которые действовали, не считаясь с конституционными законами.
«Национальное собрание» заседало 34 дня и обошлось в несколько миллиардов китайских долларов. Оно сопровождалось потасовками среди депутатов, угрожающими письмами и нападением банд на редакции газет.
По всей стране эта парламентская комедия, разыгранная Чан Кай-ши, либо стала предметом насмешек, либо подвергалась критике и порицанию.  Никто, однако,  не сомневался в том, что эта комедия превратится в кровавую комедию. Близость коммунистических войск, их неуклонное продвижение вперед предвещали близкий конец. Это чувство испытывали и сами депутаты. При закрытии «национального собрания» была оглашена слезливая резолюция, подписанная 855 делегатами. После обычных выпадов против «бандитов» и «бандитских районов» в ней говорилось:
«70% населения гоминдановских районов живет в нищете и с нетерпением ожидает прихода коммунистических армий. Остальные 30% населения, живущие в достатке, либо заодно с ними, либо пассивно наблюдают за происходящей борьбой. Гоминдановские офицеры и солдаты, попадая в руки бандитов, поддаются на их уговоры и возвращаются на фронт с тем, чтобы яростно сражаться за них… Не более половины американского оружия, получаемого нашими войсками, используется в боях. Другая половина попадает в руки бандитов. Наши хорошо вооруженные войска — не более как транспортные части, обслуживающие бандитов. Как показывает опыт, нельзя возлагать надежды на то, что помощь иностранных вооруженных сил может изменить наше положение».
Даже гоминдановское Центральное информационное агентство признало эту резолюцию «разумной».
Но не только отчаянное военное и экономическое положение Чан Кай-ши и его неудачи в создании «солидной» политической машины были причиной пессимизма руководящих кругов. Особенно удручающим для гоминдановской бюрократии был тот факт, что сопротивление народа по всей стране неуклонно росло и принимало угрожающий характер. Даже задушенные цензурой гоминдановские газеты были полны сообщениями о беспорядках, восстаниях, забастовках, столкновениях и демонстрациях. Как мощные удары молота, эти известия доходили до слуха угнетенного населения и воспринимались им как погребальный звон по гоминдановскому режиму.
Контрмеры, принимаемые гоминданом,— убийства, похищения людей, аресты, пытки, резня среди крестьян и национальных меньшинств — не могли остановить движения сопротивления. Они доказывали лишь ничтожество этого разлагающегося режима, мечущегося из стороны в сторону в предсмертной агонии.

газгольдер для коттеджа установка газгольдера

 

Поиск по сайту

Статьи