Действия «бюрократического капитала»

Шанхайский рынок был наводнен американскими бросовыми товарами — подтяжками из пластмассы, эликсиром для полоскания рта, туалетными принадлежностями, сигаретами. Из всего этого кучка спекулянтов извлекала колоссальные прибыли. Товары, ввоз которых был запрещен, продавались под покровительством полиции уличными торговцами, платившими властям точно установленный процент со всех доходов.

Эти товары поступали со складов конфискованных полицией контрабандных товаров. Зачастую официальные представители власти являлись одновременно замаскированными предпринимателями процветавшей нелегальной торговли на черном рынке.
Одним из наиболее нашумевших скандалов на черном рынке была продажа в Шанхае консервированной крови. Эту кровь мужчины и женщины Соединенных Штатов во время второй мировой войны жертвовали для раненых американских солдат. Кровь была передана находившимися в Китае американскими войсками в распоряжение Чан Кай-ши вместе с другими «излишками военных материалов». Чиновники Чан Кай-ши незамедлительно переправили ее на черный рынок. Прибыли от этой спекуляции были огромны. Только самые богатые биржевики могли приобрести дорогостоящее лечебное средство.
В этом хаосе коррупции и всемогущества монополий «четыре семейства» — Цзянов, Чэней, Сунов и Кунов — сосредоточили в своих руках огромные богатства в виде концернов, банков, крупных землевладений, импортных и экспортных фирм и т. д., оцениваемые, согласно авторитетным данным в 20 миллиардов американских долларов. Все законы, издаваемые в стране, немедленно превращались в новые источники доходов огромного спрута, сотни щупальцев которого присосались к китайской экономике.
Чэнь Бо-да так описывает методы действия этого «бюрократического капитала»: .
«Четыре семейства» владеют огромным, совместно управляемым складом: правительственными предприятиями и государственной монополией. В этот огромный склад стекаются продукты труда китайского населения: рис — в форме натурального налога, вольфрам, золото, уголь — из шахт и рудников; пряжа, шерсть и ткани с государственных фабрик; доллары и фунты из таможен и от экспортной торговли.
В этих складах разыгрывается борьба между «четырьмя семействами» за раздел добычи, долю которой каждое из них тащит в свои собственные кладовые.
В частных кладовых также идет непрерывная борьба между членами этих семейств и между прислужниками «большой четверки» за то, чтобы перетащить возможно больше добычи в свои личные кладовые. Борьба часто приводит к раздорам. Порою отголоски шума, происходящего во время дележа добычи на большом складе правительственных монополий, проникают в прессу. Так было, например, когда руководимое семейством Чэнь фашистское информационное агентство публично обвинило Ку-нов и Сунов в злоупотреблениях экспортным и импортным законами и указало, что большая часть иностранной валюты, предоставленной правительством для ввоза «жизненно необходимых товаров», была израсходована ими на автомашины и предметы роскоши, на продаже которых они нажили огромные прибыли.
От бюрократического капитала Китая перекинут мост финансовых сделок к банкам Уолл-стрита. По этому мосту из США в Нанкин идет американская военная продукция — танки, грузовики, пушки. Непривилегированные, рядовые китайские капиталисты, если бы они пожелали создать или переоборудовать свои собственные промышленные предприятия, оказались бы бессильны перед подобной конкуренцией, на службу которой поставлена вся правительственная машина.
 

Поиск по сайту

Статьи