Сельское хозяйство, аграрные отношения, землевладение, налоги

 

аграрные отношения

 

Основу хозяйства Средней Азии продолжали составлять поливное земледелие и пастбищное скотоводство — в оазисах и долинах рек, и отгонное скотоводство — в степях, предгорьях и равнинах, окруженных горами. Переход в земледелии к регулярному орошению с созданием ирригационных систем, каналов и водохранилищ, осуществленный в предыдущий период в зонах традиционного оседло-земледельческого хозяйства (Парфия, Бак-трия, Маргиана, Согд), стал мощным импульсом развития производительных сил самого общества и государственности. Уже в начале периода античности интенсивно расширяются площади орошаемого земледелия за счет освоения новых территорий, расположенных в различных физико-географических зонах. Начинается и принимает грандиозный размах строительство ирригационных сооружений. В IV—III вв. до н.э. сложилась и действовала на протяжении всего периода античности система крупных магистральных каналов в Хорезме, достигавших в ширину 6— 8 м. В правобережном Хорезме выделено пять таких каналов с тянувшимися вдоль них оазисами. Это Кельтеминар, Тазобагьяб, Якке-Парсан, Ташкырман и Гавхорэ. От этих крупных каналов в обе стороны под острым углом отходили ответвления, питавшие водой поля оазисов. Та же ирригационная ситуация сложилась в левобережном Хорезме, где выявлена сеть, отходившая от канала Чермен-яб. Как показали исследования, у истоков каждого канала стояло крупное сторожевое укрепление, а граница оазисов защищалась цепочкой крепостей.
В конце IV—II вв. до н.э. территории исконного земледельческого хозяйства расширяются в долинах Зарафшана и Кашка-дарьи. В Западном Согде разветвленная сеть каналов в долине Вабкендарьи создала базу для формирования древнебухарского оазиса, в античное время начинает функционировать канал Шах-руд. Для орошения полей использовалась также вода родников. Считается, что древнейшие ирригационные системы Самаркандского Согда питались из родникового русла Навадон. На рубеже нашей эры и здесь оформляется крупный магистральный канал Даргом, отходивший от Зарафшана, эта же река питала огромный канал Эски-Ангор, орошавший Каршинский оазис. Вся долина Зарафшана до верховья была освоена в античную эпоху. Тот же процесс отмечается в северной Бактрии, где после небольшого спада, вызванного македонским завоеванием, начинается процесс развития ирригационного хозяйства и освоения заброшенных оазисов и новых земель в долинах и предгорьях. В кушанское время была создана мощная сеть магистральных каналов и арыков и в хозяйственный оборот включена вся пригодная для земледелия территория.
Максимальное расширение посевных площадей в Ферганской долине также приходится на первые века нашей эры. Ирригационное хозяйство базировалось здесь как на водных ресурсах горных саев, так, видимо, и на функционировании больших каналов. В первые века нашей эры здесь, по наблюдением исследователей, осваиваются предгорья. Именно в этой географической зоне было распространено богарное земледелие.
В античную эпоху дальнейший прогресс ирригационного строительства отмечен и в Уструшане, где создаются небольшие ирригационные системы, а не крупные магистральные каналы.
В первых веках до нашей эры формируется ирригационная система в Чаче на базе сети протоков, отходивших от Сырдарьи, Ангрена и Чирчика, и искусственно выпрямленных каналов.
Огромные пограничные с кочевниками территории, главным образом, в низовьях и на среднем течении Сырдарьи отличались более примитивным, чем на юге и в Хорезме методом поддержания ирригационного хозяйства.
Так, в низовьях Сырдарьи главное русло реки в отличие от Хорезма не было укреплено дамбами, и здесь не сложились обширные системы орошения с многокилометровыми паводковыми магистральными каналами. Применение примитивных методов регулирования речных разливов обусловило в этих зонах и более низкий уровень развития хозяйства, консервативно сохранившего архаичный земледельческо-скотоводческий тип.
Кроме крупных систем магистральных каналов в южных районах Средней Азии, в Фергане и др., в практику внедрялся кяриз-ный метод орошения, первые достоверные письменные свидетельства о котором относятся к середине I тысячелетия до н.э. При описании похода Антиоха III через пустынные области Южной Парфии Полибий упоминает использование здесь для орошения подземных каналов с колодцами, начатое при Ахеменидах (Ро1ув, X, 28). Такой тип водоснабжения открыт на поселении Гарры-Кя-риз парфянского времени и в предгорьях Ферганы.
Таким образом, в первых веках нашей эры ирригационное хозяйство в Средней Азии достигает очень высокого уровня развития, и этот процесс идет параллельно с расширением освоенных под земледелие площадей и количественным ростом поселений.
При высоком развитии ирригационного земледелия, очевидно, достаточно развитой была система земле- и водопользования. Распределение воды по полям было жизненно важной функцией всегда. Можно предполагать о существовании в античное время людей, а, вероятно, и целого штаба, заведовавшего распределением воды и графиком полива. Документально это подтверждается только для периода раннего средневековья упоминанием поливальщика в одном из мугских документов.

Земледельческие орудия оставались довольно примитивными, какой была обработка полей с помощью сохи и мотыги, известной еще в эпоху бронзы. К первым векам нашей эры относятся находки железных лемехов плуга, хотя ими пользовались, видимо, и в более раннее время. Железные серпы и лопаты также широко применялись в земледелии, о чем свидетельствуют их многочисленные находки на поселениях в Бактрии, Согде, Хорезме, Чаче, Фергане и иных областях.
Переработка зерновых велась с помощью примитивных каменных зернотерок, и только с начала нашей эры появляются ручные жернова. В конце периода античности, по всей вероятности, начали появляться первые водяные мельницы, широко распространившиеся в последующий период, о чем свидетельствуют согдийские документы мугского архива.
Данные письменных источников и археологические находки позволяют представить далеко неполный набор сельскохозяйственных культур, возделывавшихся в Средней Азии. В это время можно говорить о посевах пшеницы, ячменя, проса, риса, кунжута, люцерны. Возделывались овощные и бахчевые культуры. Широко развивалось садоводство. Достоверно известно выращивание абрикосов, персиков, гранат, яблок, фисташек, тутовника. Например, исчерпывающе характеризует комплексное хозяйство Ферганы (Давани) конца II—I в. до н.э. Чжан Цзянь: «Оседлые жители вспахивают поля, разводят рис и пшеницу, имеют виноградное вино, много хороших лошадей».
Находки зерен риса отмечены в парфянских слоях Мерва, т.е. его возделывание в Средней Азии фиксируется источниками в первых веках до нашей эры. Появилась эта культура здесь, по всей видимости, раньше, т.к. в эллинистическое время уже была широко распространена на Ближнем Востоке (Strabon, XV, I). И там, и в Средней Азии рис распространился, скорее всего, будучи завезенным из Индии, где, как и хлопок, возделывался уже во второй половине III тысячелетия до н.э.
Первые ткани из хлопка найдены в Средней Азии (Мерве) также в первых веках до нашей эры, возделывание же хлопка здесь, вероятно, имело место еще в ахеменидское время. В этот период хлопок становится распространенной технической культурой в Средней Азии, наряду с кунжутом и кенафом. Особой отраслью было вырашивание винограда, крупными центрами которого стали Фергана, Хорезм, Согд, Бактрия, Маргиана. Уже в то время народной селекцией было выведено множество сортов этого растения как столовых, так и винных. Источники доносят сведения о повсеместном распространении виноделия как одной из товарных в это время отраслей хозяйства. Столовые же сорта винограда, как и некоторые виды других культур — кормовая трава люцерна и грецкий орех — были заимствованы соседними странами, в частности, Китаем.
Значительного развития на равнинах, в предгорьях и горных долинах достигло животноводство. Разводили мелкий и крупный рогатый скот, свиней, верблюдов, ослов. Особых успехов достигло коневодство. Далеко за пределами Средней Азии славились нисайские и ферганские (даваньские) кони, которых откармливали люцерной и разводили как кочевое, так и оседлое население. Их селекция уходит корнями в глубину веков, а их потомки — не менее известные ахалтекинцы, локайцы и карабаиры — относятся к элите современного коневодства.

гипсовые панели нефтекамск

 

Поиск по сайту

Статьи