Периодизация развития и типология ранних государств

 

периодизация

 

Первичным типом государственных объединений являются древнейшие города, представляющие собой хозяйственные, политические и религиозные центры весьма маленьких по занимаемой территории «государств». Так, в Нижней Месопотамии на площади всего лишь в 1000 кв. км располагалось несколько городов-государств: Урук, Ларса, Лагаш, Ур, причем Урук и Лагаш находились на расстоянии всего лишь в 24 км. В дальнейшем, в результате захватнических войн, происходит насильственное объединение этих городов-государств в единые уже сравнительно большие царства в несколько сотен квадратных километров с установившейся системой деспотической власти. Затем эти ранние царства чаще всего, в результате насильственных покорений соседних владений, превращались в монархии, занимавшие порой громадные по размерам площади.
Логика развития государств и определенные условия превращают некоторые из них в гигантские мировые империи, раскинувшиеся на территории нескольких континентов. Наиболее наглядный пример — Ахеменидское царство, в состав которого входили страны Азии, Европы и Африки. Таков вкратце основной путь эволюции государственных объединений в месте их зарождения на Ближнем и Среднем Востоке.
Процесс генезиса и эволюции государственных образований в Среднеазиатском Двуречье значительно разнится с ним, хотя в силу определенных исторических причин вышеуказанные территории входили в состав одних и тех же государств (Ахеме-нидское царство, царство Селевкидов).
Среднеазиатское Двуречье — особая историко-географическая и историко-культурная территория, цивилизация которой на протяжении многих тысячелетий существовала благодаря двум великим рекам: Амударье (Древний Оке) и Сырдарье (Древний Яксарт). Возникшие здесь государства по многим признакам как в древности, так и в средневековье при наличии общих черт отличались от других государств в остальных частях Средней Азии. Да и в пределах территории Среднеазиатского Двуречья — северные (Хорезм) и южные (Бактрия) области, особенно в древности, заметно различались друг от друга в этническом отношении и в облике материальной культуры, в языке и письменности, в системе государственного устройства. Это.было обусловлено свойственными каждой области культурно-генетическими типами, соперничеством кочевых и оседлых народов, степень которых в разных областях была различной.
Предлагаемая нами периодизация развития древней государственности на территории Узбекистана основана на методе отбора наиболее характерных и важных для каждого периода и новых по отношению к предшествующему периоду признаков государственности.
Она разработана на базе основных документов отечественных и зарубежных исследований истории и археологии Узбекистана. Учитывая огромное количество публикаций, в той или иной мере затрагивающих различные вопросы и проблемы государственности, автор данного раздела посчитал возможным свести их к минимуму, дабы не загружать основной текст сносками и ссылками, тем более что они присутствуют во всех разделах данной книги.
ПЕРИОДИЗАЦИЯ
В эволюции древней государственности в Среднеазиатском Двуречье можно выделить шесть основных периодов, охватывающих время от второй половины II тыс. до н.э. до второй половины III—IV вв. н.э., т.е. переходного периода от древних государств к государствам средневековья.

Становление ранней формы государственности на этой территории происходит на базе экономических и культурных достижений оседло-земледельческой цивилизации эпохи поздней бронзы, распространенной на юге Узбекистана. Ее завершение приходится на время почти одновременной гибели Кушанского и Парфянского царств, произошедшей в первой половине III в. н. э. Примерно тогда же прекращает свое существование и государство Кангюй.
Первый период. Вторая половина II тыс. до н.э.
Становление в Северной Бактрии первичных форм государственности, возможно, в виде добровольного объединения нескольких культурных территорий-оазисов во главе с выборным правителем и советом старейшин, которое, не исключено, входило в более крупное объединение, сложившееся в это время на территории Бактрии.
На государственный характер подобного типа объединений намекает наличие довольно развитой экономики, в том числе ирригационного земледелия, нескольких видов ремесла (керамического, металлического), торговли как внутрирайонной, так и областной, и в особенности появление доминантных поселений типа Джар-Кутан, которое, судя по наличию нескольких некрополей, состояло из ряда «поселений», объединенных под общей властью выборного правителя. Наличие в этом поселении храма и дворца свидетельствует об уже достаточно развитых формах управленческого аппарата и обособлении института храмовых служителей. Недавно открытое поселение Тилля-Булак в предгорьях Кугитанга, находящееся по пути к рудникам полиметаллов и железа, указывает на целенаправленный характер добычи рудных богатств со стороны властей.
В то же время отсутствие письменности — важнейшего признака государственности — на самых начальных этапах становления ранних государств (Шумер, Аккад, Египет, Китай) не позволяет считать, что в древнеземледельческих обществах Средней Азии в эпоху бронзы уже оформились по существу государства как таковые.
Второй период. Начало I тыс.—539 г. до н.э.
Формирование так называемых историко-культурных областей Бактрии, Согда, Хорезма, в которых возможно усмотреть первоначальные формы государств с разветвленной системой иерархии политической власти. Об этом свидетельствуют, в частности, данные Авесты, где упоминаются структурные единицы общества: нмана (дом-семья), вис (род, родовое поселение), занту (племя), дахью (область, страна), а также различные высшие правящие лица вплоть до дахью-пати (владыка страны, области), састар (правитель, повелитель) и др.
Не исключено, что в это время «зарождаются и более крупные территориальные владения типа царств — Древнебактрийс-кое и Древнесогдииское, а также конфедерация племен обычно во главе с царицей, как у саков (Зарина, Томирис) на севере Среднеазиатского Двуречья.
Третий период. 539—330 гг. до н.э.

Летний отдых на Азовском мореПерерыв в развитии местной государственности, вызванный завоеванием Ахеменидов и вхождением областей Средней Азии в состав Ахеменидского государства.
На протяжении двухсот лет вся или почти вся территория Среднеазиатского Двуречья оказалась в подчинении Ахеменидской (древнеперсидской) системы государственности, каковые представляли собой абсолютную монархию с деспотической и неограниченной властью царя царей. Вся территория этого царства, которое нередко в исторической литературе называют империей, была разделена на сатрапии (определенные административные единицы), вносившие дань в талантах (определенные весовые единицы серебра) в казну ахеменидских царей. Три из среднеазиатских сатрапий — Бактрия, Согд, Хорезм — полностью или частично находились на территории современного Узбекистана.
Вместе с тем здесь, судя по данным письменных источников, сохранялись, вероятно, входившие в состав более крупных сатрапий небольшие области, во главе которых стояли бактрийские и согдийские аристократы, пользовавшиеся в своих наследственных владениях известной самостоятельностью (Оксиарт, Хориен, Сисимитр, Катан, Австан — Наутака, Ксениппа, Паретака). Эти области-владения обладали хорошо укрепленными центрами и Петрами (временные убежища). В Хорезме, в жизни которого огромную роль играли саки, в результате, видимо, длительной борьбы с Ахеменидами, уже к началу IV в. до н.э. образовалось независимое царство. Узбекиистан это музей под открытым небом, а узбекские гостиницы, также как и гостиницы киева, радуют гостей своим гостеприимством.
Крах Ахеменидского царства наступил с приходом Александра Македонского, который, покончив с главными силами Ахеме-нидов в 330 г. до н.э., вступил на территорию Средней Азии в погоне за последним претендентом на ахеменидский престол — сатрапом Бактрии Бессом. Два года (329—327 гг. до н.э.) потратил Александр Македонский на завоевание Средней Азии, народы которой, особенно согдийцы во главе со Спитаменом, оказывали его войскам ожесточенное сопротивление.
Четвертый период. Конец IV—начало второй половины II в. до н.э.
От завоеваний Александра Македонского и до конца политического господства эллинов (падение Греко-Бактрийского царства). Период сосуществования двух различных по характеру и форме правления государственностей — эллинистической в Северной Бактрии и частично в Согде и Хорезмско-Кангюйской в остальных частях Среднеазиатского Двуречья.
Появление эллинистической государственности здесь связано с походами Александра Македонского в Среднюю Азию в 329— 327 гг. до н.э., охватившими весь Согд и Северную Бактрию. Однако ее становление и укрупнение происходят уже после его смерти в 323 г. до н.э., вначале под эгидой назначенных в эти области сатрапов эллинского происхождения, в период т.н. войны диадо-хов. Затем с 306 г. до н.э. Бактрия и Согд входят в состав Селев-кидского государства. Но уже в середине III в. до н.э. сатрап Селевкидов в Бактрии Диодот поднял восстание против метрополии и создал самостоятельное государство, получившее в науке название Греко-Бактрийского царства, иногда его также именуют государством греческих правителей Бактрии.

На территориях, входивших в состав этих государств, по-видимому, были введены эллинистические понятия и нормы государственности. Не исключено, что в некоторых крупных городах существовало и полисное управление. Политическое господство эллинов на юге Узбекистана продолжалось около 200 лет, в Со-где — несколько меньше, вплоть до начала первой половины II в. до н.э.
Наряду с этим, в северных и центральных областях Среднеазиатского Двуречья — в Хорезме, Согде и Фергане — происходит процесс становления автохтонной государственности, которую мы условно называем хорезмско-кангюйской.
Первым на путь формирования своего государства становится Хорезм, который в IV в. до н.э. освободился от ахеменидского господства. Уже в 328 г. до н.э. в Мараканде Александр Македонский принял хорезмского царя Фарасмана, предложившего Александру мир и союзническое отношение. По словам царя Хорезма, его государство простиралось вплоть до колхов — народа грузинского происхождения, имевшего в это время на западе Грузии свое государство и на севере — амазонок.
При некотором преувеличении этих сведений, все же можно полагать, что Хорезмское царство в это время было достаточно большим по площади государством, простиравшимся на западе до Каспийского моря, где оно могло соприкасаться с колхами.
Недавнее исследование городища Калалы-гыр II в историческом Хорезме указывает на определенные торговые отношения с прикаспийскими областями.
На грани III—II вв. до н.э. формируются отдельные владения в Бухаре и Согде, правители которых чеканят монеты в подражание чекану Антиоха I и Евтидема, с искаженными греческими, а затем согдийскими легендами. Тогда же складывается и определенного типа государство в Давани (Фергана).
В это же время, по-видимому, происходит становление конфедеративного типа государства Кангюй, в состав которого вошли центральная и северная части Среднеазиатского Двуречья.

Пятый период. Вторая половина II в. до н.э.—начало I в. н.э.
Греко-Бактрийское царство пало под напором сакских и сарматских племен (ассиев, пасиан, сакаравлов), двигавшихся из северных и центральных областей Среднеазиатского Двуречья, а затем юечжей-тохаров, пришедших в Согд и в Бактрию под давлением хуннов из Центральной Азии.
Этот период знаменуется существованием на всей территории Среднеазиатского Двуречья государственности, условно названной нами кангюйско-юечжийской, в которой кочевнические принципы управления сочетаются с уже существовавшими здесь традициями государственности.
Юечжи-тохары последовательно расселились в Согде, Северной Бактрии, а затем захватили всю эту область, основав столицу в Бактрах (нынешний Балх в Северном Афганистане). Они создали своеобразное государство конфедеративного типа, состоявшее из пяти самостоятельных владений. Эти владения имели право на чеканку своей монеты, в основном серебряной.
Несколько ранее в центральных и северных областях Среднеазиатского Двуречья сформировалось аналогичного типа государство Кангюй. В подчинение ему, помимо территорий по Яксар-ту, входили также пять владений, локализовавшихся в Хорезме, Бухаре, Согде и Чаче. Эти владения также имели право на чеканку своей собственной монеты, вначале в подражание греко-бакт-рийским монетам Евкратида и Евтидема, а затем самостоятельного типа.
По-видимому, в Кангюе и в подчиненных ему владениях на монетах впервые в Средней Азии наносятся тамги или динас-тийные знаки, являвшиеся своеобразным государственным символом. С этих пор данное явление почти повсеместно проявляется в Среднеазиатском Двуречье, вплоть до вхождения этого региона в состав Аббасидского халифата в середине VIII в. н.э.
Важнейшим показателем устойчивости государственности является также появление здесь и широкое распространение согдийской и хорезмской письменностей на арамейской основе.
Во второй половине II в. до н.э. Ханьский Китай впервые благодаря миссии Чжан Цзяня открывает для себя Западный край, т.е. Среднюю Азию, а с конца II в. до н.э. между ним и Китаем осуществляются регулярные дипломатические и торговые отношения. Выдающимся результатом этих отношений явилось становление Великого шелкового пути — первой в истории цивилизаций трансконтинентальной дороги, соединившей страны Запада и Востока.
Шестой период. Начало I—середина III в. н.э.
Расцвет и подъем древней государственности на территории Узбекистана, но в то же время и заключительная фаза ее развития.
Наиболее примечательным явлением этого периода является возникновение могущественного Кушанского царства, созданного в начале I в. н.э. одним из вождей кушанского рода юеч-жей — Куджулой Кадфизом. При его преемнике Виме Так [то] юг Узбекистана входит в состав этого государства, в каковом положении остается вплоть до середины III в. н.э. Эта территория играла важнейшую роль в истории Кушанского государства, являлась пограничной областью, во главе которой стояли бакт-рийские каралрагго (начальники пограничной области), а на северо-западе этой области в горах Гиссара была сооружена мощная оборонительная стена, защищавшая от набегов кочевников с севера. Этот период на юге Узбекистана характеризуется расцветом городов, количественным увеличением поселений и ростом экономики, развитием товарно-денежных отношений и всех других институтов, свойственных территориям, входившим в состав развитого государства.
К северу от Кушанского государства располагалось конфедеративное государство Кангюй, входившие в его состав владения превращаются в наследственные и приобретают еще большую самостоятельность. Так, в этот период Хорезм обособляется и становится очень сильным самостоятельным государством, где к власти приходит династия Афригидов. Традиция династической преемственности здесь выразилась, в частности, в изображении на оборотной стороне монет хорезмшахов государственного символа — конного всадника и кангюйской тамги — неизменного на протяжении 700—800 лет вплоть до арабского завоевания.
Достаточно сильные владения-государства, проводившие самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, развивались в этот период в Бухаре, на юго-западе Согда (династия «Гирко-да»), в самаркандском Согде (династия «Кан»), в Южном Со-где — Кеше (династия «Артата»), Фергане и Чаче.
Вместе с тем, за исключением Хорезма, правители которого именовались двойным титулом — «мрай-млка» и «шах», а также Северной Бактрии, входившей в состав Кушанского государства, ни один из правителей других владений-государств в Среднеазиатском Двуречье не имел титула, равноценного царскому. Судя по надписям на монетах, они именовались в большинстве случаев арамейским титулом MR\’Y (правитель, господин).
В данный период, судя по монетным чеканам на территории древнего Узбекистана, существовали два централизованных государства — Кушанское царство и государство Хорезмских шахов, а Кангюй представлял собой конгломерат самостоятельных владений, объединенных в государство посредством конфедеративного управления.
Таким образом, этот период в истории формирования древней государственности на территории Узбекистана является одним из самых важных по многим признакам:
—наличие на монетах государственных символов — династийных знаков;
—появление и широкое распространение письменности;
—возникновение самостоятельных монетных чеканов, развитие товарно-денежных отношений;
—формирование отдельных владений со всеми функциями государства;
—расширение дипломатических сношений этими владениями;
— возникновение и функционирование Великого шелкового пути, способствовавшего широкому товарообмену, международным связям и духовному обогащению народов и государств.
В то же время этот период является завершающей фазой в развитии древней государственности Узбекистана.
Крушение в первой половине III в. н.э. великих царств — Кушанского и Парфянского, а также Кангюйского государства, последующее нашествие кочевых племен и определенный упадок в различных сферах экономики и социальной жизни общества, что, возможно, связано с началом изменения древней социальной формации, привели к образованию на территории Среднеазиатского Двуречья многочисленных владений-государств, а следовательно — к новой политической обстановке и новому управлению в них.
Так, судя по иконографии и содержанию легенд на монетах, смена старых и приход к власти новых династий происходят в Бухаре, Кеше и Нахшабе, Тохаристане и Чаче. Впрочем, как это утверждают китайские письменные источники, власть во владениях Среднеазиатского Двуречья была наследственной и переходила от одного поколения к другому. В таком случае династий-ные изменения сводились к переходу власти внутри «одного дома», а правители новых династий происходили из той же кангюйской и юечжийской среды.
Данный переходный этап от древности к средневековью — один из важнейших периодов в истории государственности древнего Узбекистана, как и в целом Средней Азии, так же, как и два предшествующих: VII—VI вв до н.э. — вторая половина II в. до н.э.—начало I в. н.э.
Предлагаем оптом ковролин, линолеум и строительные материалы.

 

Поиск по сайту

Статьи